extra-img

Молодые подусты



Молодые подусты ведут несколько иной образ жизни, чем взрослые. Молодь показывается у нас, на ...

Молодые подусты ведут несколько иной ... / Подуст /




Молодые подусты

Молодые подустыМолодые подусты ведут несколько иной образ жизни, чем взрослые. Молодь показывается у нас, на Москве реке, около середины мая, но около берега, у плотов купален и пристаней они встречаются лишь в незначительном количестве. Главная масса ее стоит все лето на перекатах, но не на быстрине, а вернее на каменистых мелях со слабым (летом) течением, а потому густо зарастающих известной травой водяной сосенкой, шечковником и другими растениями. Здесь сеголеток находит себе приют и обильную пищу, тоже почти исключительно растительную, и растет очень быстро, тем быстрее, чем жарче лето. По моим наблюдениям, сеголетки подуста к концу лета достигают роста (полной меры) до 2, даше, как напр. в 1890 году, 3 вершков. В сентябре молодь переходит уже на глубокие места и после морозов на перекатах вовсе не встречается. К концу октября попадаются даже 4 вершковые сеголетки. Годовалый подуст не превышает этой меры и весит в июне околоg в фунта, достигая в конце осени веса полуфунта. Главная масса подустов, выуживаемых летом москворецкими рыболовами, от % ДО1 фунта это трехлетки, которые поздней осенью отъедаются иногда до 1/2 фунтового веса. Самые крупные подусты, достигающие у нас веса 2 фунтов, пятилетнего возраста, более же крупные и старые встречаются в виде редкого исключения не потому, конечно, что эта рыба не живет более продолжительное время, а потому, что вылавливается сетями и удочкой до пятилетнего возраста. Двухлетний подуст уше способен к размножению, но нерестится несколько позднее трехлетка и четырехлетка.

Подуст не имеет почти никакого промыслового значения частью потому, что нигде почти не встречается в значительном количестве, частью оттого, что держится в местах, неудобных для неводной ловли, и притом на самом дне. Подобно язю и голавлю он чаще достается в добычу охотнику рыболову с удочкой, чем рыболову промышленнику со снастями.

Ужение подуста имеет в среде столичных рыболовов очень многих любителей, хотя число их по крайней мере впятеро менее числа охотников ловлиязей на донную. Специалистов по ужению подуста, ловящих его пудами, найдется десятка два, не более. Это зависит от того, что ловляподус$а, большей частью дневная, гораздо труднее ловлиельца, язя и даже плотвы по следующим причинам: клев его очень неверный, требующий быстрой подсечки; он очень силен или, вернее, боек и часто срывается, и, наконец, требует обильной прикормки. Без нее трудно поймать и десяток подустов, между тем как ельца на перекате и плотву в затишье (на зелень), подъязка на пробочку или на кузнеца можно временами наловить изрядное количество без всякой прикормки.

Ужение подуста привлекательно еще в том отношении, что оно главным образом производится среди лета, в самое глухое время, когда язь и другая рыба покрупнее попадается, можно сказать, случайно и приходится ловитьельца (на муравьиное яйцо и опарыша) и плотву (на зелень). Настоящее ужение подуста начинается в конце мая и даже позднее; ранней весной он попадается лишь случайно, при ужении другой рыбы, и поймать его в это время много нельзя, потому что он, во первых, сыт (икрой других рыб), а во вторых, еще не «установился», т. е. не собрался на известных местах. Во второй половине апреля, вскоре после нереста, подуст иногда недурно берет на донные при ужении язей, днем и в сумерки, но попадается редко, потому что насадка (выползок) слишком велика не по его маленькому рту. Если на донные набредет стайка подустов, то она испортит немало крови рыболову беспрерывным клевом. Поклевка подуста на донную сходна с поклевкойельца: подуст тоже берет со срыву, но чаще совсем стаскивает выползка с крючка. Обыкновенно звонок резко задребезжит, затем кончик удильника начинает кивать. В это время и надо подсекать, не дожидаясь потяжки, так как подуст не тянет насадку к себе, подобно язю. Попадаются, однако, лишь крупные подусты, свыше фунта, а потому благоразумнее переменить крючки на более мелкие (№ 6—7) и насаживать или навозного, а еще того лучше более крепкого железняка. На донной удочке подуст ходит далеко не так бойко, как на поплавочной, отчасти потому, что после нереста он очень слаб, но больше оттого, что насадку он часто заглатывает и крючок реже задевает за хрящеватый нос «хрюкалку», или «нюхалку», как его называют москворецкие рыболовы, а за губу или небо, почему рыба ощущает более сильную боль и идет ходчее, менее упираясь и мотаясь, чем обыкновенно.

Все таки весной как на донные, так и на поплавочные удочки подуст попадается случайно. Специальное ужение его начинается в Москве реке, когда совсем кончится ужение язя, на муравьиное яйцо, недели две спустя после того, как окончательно запрут Бабьегородскую и Перервинскую

плотины, к концу мая почти весь подуст собирается, как было сказяко выше, или ниже Бабьегородской плотины, или выше ее, притом очень большими стаями в несколько десятков пудов. Главных летних становищ подуста в пределах столицы собственно два или три: около заплава (цепь из связанных бревен поцерек реки для задержки плотов и купален, сорвавшихся с якорей, во избежание полома плотины) выше Бабьегородской плотины, под плотиной и выше купальни. Немало подуста, но большей частью мелкого, стоит немного выше и немного ниже Каменного моста, но дальше вниз по течению подуст редок и на удочку почти не попадается, хотя несомненно, что каждая значительная прибыль воды после дождей несколько пополняет поредевшие ряды столичных подустов.

Удочка для ужения подуста у нас почти ничем не отличается от удочки, употребляемой для ловлиязя, ельца и плотвы, днем на течении. То же сймое, очень легкое 3—5 аршинное удилище, 2—3 коленное или, еще лучше, цельное из желтого японского или темного перцового (который надежнее) тростника, 4 волосная лескаотборного волоса, более или менее лргкий осокоревый поплавок, захлестываемый лескойтолько снизу, соответственный груз с добавочной дробинкой близ крючка, так называе мый подпасок, и крючок № 9—10. Некоторые рыболовы придерживаются того мнения, что для ужения подуста лучше употреблять более жесткие удилища и шелковые лескина том основании, что это дает возможность делать более сильную подсечку, необходимую будто для того, чтобы засадить крючок в хрящеватый нос рыбы. Опыт, однако, убедил меня, что при употреблении мелких крючков гораздо целесообразнее ловитьна очень гибкие удильники и на растяжимую волосяную леску, так как при этом условии подуст гораздо реже соскакивает с крючка, хотя бы он только слегка зацепился за нос: гибкость удильника и растяжимость лескипарализует резкие движения пойманной рыбы. Шелковая леска, даже самая тонкая, конечно, может быть крепче четырехволосной, но она полезна только при ловлена более крупные крючки, которые действительно требуют более энергической подсечки, или же, наоборот, при ловлена самые мелкие № 11, 12,но уже с катушкой. К катушке полезно прибегать только, когда довольнЪ крупный подуст берет очень вяло и его приходится ловитьна одного мотыля, одного опарыша, одно яйцо, а следовательно на мельчайший крючок. Москворецкие подусты не достигают таких больших размеров, чтобы катушка была необхоима, но изредка, на быстрых перекатах, без нее на мелкий крючок, даже № 10, подуста поймать довольно трудно: из десяти, подсеченных на быри, девять сходят с крючка. Так как подуст очень смел и берет почти у самой лодки, то чем короче будет лескаи шестик (не менее, однако, 2 аршин), тем лучше. Впрочем, длина лескии удильника находится в некотором отношении с силой течения и глубиной места лодки.

Всего удобнее ловитьподуста на глубине около 2 аршин, но чаще приходится удить его у нас на глубине в четыре аршина. Было уже сказано выше, где он обыкновенно держится, а потому и становиться надо (на лодке) там, где волнение и быстрина уменьшаются и глубина сразу увеличивается. Чем ровнее и правильнее будет течение, тем лучше, но, к сожалению, это бывает очень редко и большей частью приходится становиться на местах с изменчивым и водоворотным течением. Впрочем, выше плотины течение 33 1М8

очень слабое и довольно ровное, но здесь мошно ловитьс успехом, только когда сильно пущена вода, а еще того лучше открыто одно или несколько «окон», вследствие чего против этих мест образуется не только верховое, но и донное течение. На удачу ушения, впрочем, и нише плотины мошно рассчитывать, только когда вода не заперта; при уменьшении силы течения обыкновенно клев ослабевает, так как подуст, вышедший «на струю», расходится или, вернее, возвращается в глубокие места (под купальню). С берега подуста никто не ловити он попадается здесь только случайно, но с плотов (а в прешние времена барок) его удят довольно успешно. Лодка необходима, но нет никакой надобности ставить ее поперек течения, а чаще бывает выгоднее становиться вдоль. При этом и течение, и подсечка бывают правильнее, да и «проплав» при одинаковой длине лескимошет быть длиннее.

Подуст начинает брать летом с раннего утра, еще до восхода, но так как надо еще его подманить, то обыкновенно самый сильный клев бывает часа 7вa после того, как покашется солнце. К 11 часам клев почти прекращается главным образом потому, что рыба к этому времени очень наедается прикормки. Клев снова возобновляется с 2, 3 или даше 4 часов, но, за редкими исключениями, подуст к вечеру берет хуше, чем утром того же дни опять таки потому, что он бывает очень сыт. После заката он перестает брать раньше ельца и плотвы, тем более подъязка. В октябре подуст держится уше более глубоких мест и на перекаты почти не выходит; в это время он едва ли не всего лучше берет среди дня.

Самая существенная часть ушения подуста заключается в прикормке. Без прикормки ловитьего у нас полошительно не стоит. Это самая привередливая и избалованная в этом отношении рыба, в чем виновата, впрочем, излишняя тароватость некоторых москворецких рыболовов, не шалеющих «припаса» и закармливающих рыбу. Однако недостаточно бросить прикормку, хотя бы и в большом количестве. Надо, чтобы она была брошена в надлешащее место и, мало того, раньше других рыболовов. Кто первый стал, где следует, и притравил, тот и ловит: весь подуст из блишайших окрестностей и издалека сничу собирается около его лодки и упорно игнорирует прикормку, в изобилии бросаемую справа, слева и впереди. Эти злосчастные рыболовы обречены быть только свидетелями ловлиболее счастливого или, вернее, предусмотрительного соседа. Единственное средство быть с рыбой это стать позади последнего и переманить к себе рыбу более лакомой прикормкой. Сплошь и рядом бывает, что даше из сидящих на одной лодке ловиттолько один, не столько потому, что поплавок ходит у него правильнее, сколько потому, что его насадка плывет по той ше струе, которой увлекается размываемая прикормка.

Прикормка, как известно, бросается во время ушения или незадолго до него, чем отличается от привады, назначение которой приучить рыбу к известному месту. Но привада действительно полезна только в стоячей или тихой воде, где прикормка, в свою очередь, приносит только вред. Кроме того, надо иметь всегда в виду, что привадой почти всегда мошет воспользоваться постороннее лицо, что, конечно, не входит в расчеты рыболова.


Смотрите также:

Окунь

Окунь


Эта всем известная рыба вместе с плотвой принадлежит к самым многочисленным обитателям наших пресны ...
Молодь окуня

Молодь окуня


Молодь окуня вылупляется из яиц обыкновенно через две недели или более, смотря по погоде, и первое время укрывается ...
Половой зрелости налимы достигают к третьему году

Половой зрелости налимы достигают к третьему году


Судя по всему, половой зрелости налимы достигают к третьему году; в большинстве случаев зрелую икруможно найти даже у полуфунтовых на ...





рыбалка     ловить    рыба    лодки    удочки    спиннинг